Русская Православная Церковь/Московский Патриархат/Юго-Западное Викариатство г.Москвы/Параскево-Пятницкое Благочиние
Сбор средств на убранство храма

Православный календарь






КТО НА САЙТЕ

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Вход на сайт

Пожалей, и не осудишь

     27.08.2012 07:26

http://orthodox-newspaper.ru/numbers/at52122

№46 (655) / 5 декабря ’11

Беседовал Александр Сергиенко

 

БЕСЕДЫ С БАТЮШКОЙ

 

Беседа с кандидатом богословия игуменом Дамианом (Залетовым) в эфире  телеканала «Союз» 

В эфире православного телеканала «Союз» программа «Беседы с батюшкой», в студии Александр Сергиенко. У нас в гостях кандидат богословия игумен Дамиан (Залетов).

– Наша беседа – о грехе осуждения. Не бывает ли порой так, что мы начинаем случайно осуждать?

К недостаткам – с состраданием

– Действительно, сейчас наше сознание, к сожалению, принимает грех за норму, начинает им жить. Может быть, самые яркие примеры мы видим в политической деятельности: нечистоплотные порой пиаркампании, технологии выявления недостатков политических оппонентов и их обсуждение, смакование, я бы сказал. Затем это переходит на область личной жизни «публичных людей», а потом постепенно и в нашу жизнь. И мы уже даже не пытаемся объективно подходить к проблемам других людей, а переходим к самому примитивному осуждению. Начиная с бабушек у подъезда, которые перемоют косточки всем и вся входящим и выходящим, заканчивая тем, что люди берутся свободно осуждать Бога, Церковь, власть, осуждать членов своей семьи, родственников. И самое страшное, что это вошло в обиход, – мы считаем, что так и должно быть. А вот Священное Писание, мировоззрение христианское, христианское учение о нашей жизни учит, что надо жить по-другому.

Как понять другого человека, как отнестись к каким-то негативным явлениям? По мысли святых отцов, одно дело – сказать человеку, что он грешник, а другое – сказать, что он согрешил, например, сказать «ты – вор». Это большая разница. Во втором случае мы уже производим суд над человеком, клеймим его, вешаем ярлык. Другое дело, когда мы просто констатируем имеющийся у него недостаток. И это первое, на что нужно обратить внимание. Ведь человек может в чем-то ошибиться, может быть, человек оступился, и это единичный случай, он в нем покаялся и хочет исправиться. Мы же клеймим и произносим суд. Но ведь суд-то может быть произнесен только Богом.

Далее. А имеем ли мы право вообще говорить человеку: «Ты согрешаешь»? Кто это может говорить? Например, посторонним людям говорить больному человеку о болезни некорректно, это могут делать только люди, имеющие на это право, – близкие имеют личное право, врачи, например, имеют профессиональное право говорить о болезни, компетентные судебные органы говорят о каких-то недостатках, и так далее. Это внешнее право, но даже и его мало, и даже те, кто его имеют, должны иметь определенное внутреннее, личное, духовное право.

Я поясню, что имею в виду. Об этом хорошо сказано в Евангелии. Сам Господь наш Иисус Христос сказал: «Врачу, исцелися сам» – человек, который берет на себя смелость поправить другого, должен сам быть на соответствующем уровне, понимать эту проблему и, если даже вынужденно что-то произносит, то, по крайней мере, сопереживать, сострадать. Вот ключевой момент: если человек сострадает другому, то он не осудит. Хорошо у Нектария Оптинского сказано: «Пожалей, и не осудишь». И хотя ты и должен будешь произносить какие-то слова, указывающие на недостатки ближних, но это будет уже совсем другой подход, который внутренне тебе не повредит. Ведь мы должны понимать, что осуждение прежде всего вредит самому человеку: он ставит себя в дурацкое положение, потому что пытается стать на место Бога.

Это можно пояснить таким примером. Представим себе разных больных: у одного нет глаза, у другого руки, у третьего ноги, и каждый из них будет других осуждать и кричать: «Ты инвалид». Объективно – да, это правда, но как ты можешь кого-то осуждать и над кем-то насмехаться, если ты сам такой же? Уважая людей, мы должны подходить с состраданием даже к их недостаткам.

Сначала посмотри на себя

– Есть звонок из Москвы.

– У меня много грехов, но основной грех в том, что я внутренне осуждаю наших служителей Церкви за их сверхдорогие наряды. Когда вокруг столько бедствующих людей, тяжело смотреть на эту роскошь. Как в себе это все побороть?

– Как побороть? С состраданием, с пониманием. Если мы объективно чувствуем чей-то недостаток, постараемся осознать, что это чья-то болезнь. Если ты сам болеешь (а мы все больны в духовном смысле), то у нас не должно проявляться никакой агрессии, жесткой позиции и негатива. То есть негреховный подход таков: вы увидели чью-то болезнь – и вспомнили о своей, увидели чужие недоставки – вспоминайте о своих. Человеку, который будет занят исправлением себя, будет некогда пытаться исправлять весь мир.

Церковная жизнь и церковный обиход устроены Господом, и ни в Ветхом, ни в Новом Завете не отрицалось, что Господу должно быть принесено самое достойное. Если вы говорите о нарядах, то нужно понимать, что имеется здесь в виду. Никто же не ходит в миру с золотой тросточкой, с серебряным портсигаром и бриллиантовыми запонками. А если вы говорите о церковных вещах, то это объективно вещи, посвященные Богу, они – показатель нашего человеческого отношения к славе Божией.

Думаю, что и бедным, и богатым, и людям со средним достатком всегда приятно прийти в церковь, отключиться от обыденности, серости, войти в светлую радостную среду. Потому что наша церковная красота – это отображение райской радости, которая будет дана по трудам человека. Я думаю, что вам следует изучить законы Священного Писания, литургики, тем самым не настраивая себя в таком неправильном мировоззренческом ключе.

– Следующий звонок – из Архангельска.

– У меня в жизни не бывает такого момента, чтобы я кого-нибудь не осудил, мысли такие приходят постоянно. Расскажите, как в нашем мире избежать осуждения власти, близких? Или молитвой Иисусовой как-то прогонять мысли, ограждать себя от людей в коллективе, чтобы никого не осуждать?

– Я думаю, что проблема, о которой мы говорим, от времени не зависит: человек всегда один и тот же, и проблемы одни и те же. Откуда берется осуждение? Каждой добродетели противостоит свой грех, как это хорошо прописано у святых отцов. Есть проблемы, и тот, кто работает над собой, их чувствует, и это замечательно, это первый шаг. Второе. Зачем же вновь изобретать колесо? Давайте возьмем в руки святоотеческую литературу, там все прописано.

Что у нас в голове? Если только мир этот и его кутерьма, то мы в него и погружаемся, в нем только рыщем и копаемся, потому что другого у нас нет. А если мы возьмем в руки Священное Писание, труды святых отцов, вот у нас в голове хорошие мысли и появляются. Есть о чем подумать, есть возможность от одних мыслей уйти в другие, хорошие. Значит, надо их посеять в своем разуме. Поэтому возьмем Святое Писание, святых отцов и будем их ежедневно читать, чтобы у нас была альтернатива для начала. Может быть, потом это станет основой, а все остальное будет пролетать мимо нас. А сейчас мимо нас пролетает молитва, и все остальное как-то не зацепляется.

А вот давайте так подумаем: «Кто-то про кого-то что-то говорил, а я и не понял, что кого-то там осуждали. Осуждение пропустил, в болтовне не участвовал, вот какой я стал». Правильно, таким можно стать, если у нас будет внимательная церковная жизнь. Но это придет не сразу, а постепенно. Хорошо сказано у Иоанна Лествичника, что все страсти, как и все добродетели, имеют свои причины и следствия, как он говорит, «родителей и детей». Поэтому очень хорошо разобраться в этом опыте. И одна из причин, я уже сказал, отсутствие в нас религиозной жизни. Мало мы работаем над собой, мало мы знаем о себе. Потому что, если бы мы копнули себя, то мы увидели бы, сколько у нас там шевелится вопросов – столько работы над собой, что и 24 часов в сутки не хватит. Просто некогда будет заниматься другими людьми. Понимаете, какой крест несут люди, которые профессионально вынуждены заниматься другими? Профессионально – это термин светский, но я имею в виду вот что: родители должны заниматься своими детьми, врачи должны понимать суть болезни, учителя – своих учеников, священнослужители – паству. Это такие служения, которые принуждают еще и другими людьми заниматься. Это большая ответственность.

– Есть еще звонок – ответим на вопрос из Москвы.

– Батюшка, надо ли на каждом исповедовании признавать и исповедовать грех осуждения, или, как сказал мною очень уважаемый богослов Осипов, не надо это говорить, пока вы не исправились до конца? Каково Ваше мнение?

– Мне кажется, здесь должна быть золотая середина. Само исповедование на Исповеди должно быть весомым делом, и это касается любого греха. Чтобы человек не считал, что просто произнесение слова на Исповеди уже гарантия отпущения греха. Важно, как это говорится: если с сокрушенным сердцем, то вы скажете об этом обязательно. Тем более если грех этот у вас есть, если есть призыв к работе. Здесь есть объективная логика: не «когда-то он исправится, тогда я скажу» – он должен уже сегодня начать исправляться. И, соответственно, если вы согрешили и у вас болит душа, вы страдаете и прилагаете все усилия преодолеть грех, – то почему об этом не сказать? Это будет не просто пустая фраза для самооправдания. Не имеет смысла ни одна Исповедь, если она строится по принципу: да, был грех, и вот я о нем сказал. И все, и ничего не шевельнулось. Я думаю, что Алексей Ильич тут имел в виду, что именно не должно быть такой Исповеди никогда, любая Исповедь предполагает работу, процесс. А дальше тоже очень тонкий момент: наверное, бывает грех, который невозможно исправить тут же, за раз, но процесс идет, и он может с каждым разом становиться все серьезнее и глубже. Есть такие тонкие вещи: сначала нужно стараться на деле какой-то грех не совершать, потом – уже в слове, потом к этому подключать и область мыслительную. Может быть и такой постепенный процесс исправления.

Поэтому вы говорите, но только говорите всегда с настоящим сокрушением и с желанием исправиться. И после Исповеди помните это.

Испытание веры

– На связи Рыбинск; пожалуйста, задавайте свой вопрос.

– Меня в жизни предал близкий человек, простить-то я его простила, но все время осуждаю за то, что он со мной так поступил. Мне тяжело, ему тяжело, подскажите, как справиться с этим?

– Любой грех приносит муки и страдания, даже если поначалу он кажется приятным и как будто бы удовлетворяет нас в чем-то. То же осуждение – мы как бы пар выпускаем, выражаем свои интеллектуальные, духовные, душевные эмоции, что-то произносим, и нам кажется, что это полезно, что мы правильно мыслим и поправили того, кто думает неправильно; а потом мы можем подумать, как этим мы хотим помочь ближнему и указать ему на его недостатки. А ведь мы сами не знаем еще ничего и собой не можем управлять. То есть мы не видим в своем глазу бревна, но сучок из глаза другого готовы уже вынимать.

Надо различать человеческое, несовершенное, а часто и греховное, и христианское. Видите, это не абстрактная вещь, подобные ситуации – испытание нашей веры. Чего в действительности в нас присутствует больше: греховного или духовного? Мы ищем человеческой справедливости, правды по отношению к себе: «У меня должно быть все хорошо, я хочу, чтобы все было правильно, я ищу справедливости», по-человечески это правильно звучит, просто называется, если обобщить, – эгоизм.

Посмотрим на Крест Христов: а как Он поступал? Как я поступаю, на кого я должна ориентироваться? На себя саму или на Крест Христов? Может быть, мне дано через это приобщиться к Христу? Не тогда, когда «мне все удобно, меня все любят и у меня все хорошо» – где же тут спасение? Вот вы, голубушка, почувствовали, что спасение осуществляется. «Я буду со Христом страдать, я рада, что могу потерпеть, может быть, и несправедливость. Бог Судья всем, спаси Господи, все по-своему несчастны, больны, и не мне лечить. Но я-то получила пользу, потому что я буду сострадать Господу». Вот мы говорим: «нести крест» – вот вы и несете, вот вам и положили этот крест. Просто вы поняли, что, оказывается, это очень тяжелый предмет, а нам хочется чего-нибудь полегче.

Мне же кажется, что христианка или христианин должны возрадоваться, что наконец-то хоть в чем-то они могут проявить себя по-христиански. И неважно, где справедливость человеческая. Так что вы ничем не измените эту ситуацию по-человечески, а вы можете, говоря современным языком, получить дивиденды духовные. Они к вам прямо в руки идут – через терпение, смирение. «Печаль о Боге производит неизменное спасение, мирская печаль производит погибель», – вот как об этом апостол Павел сказал.

– Следующий звонок – из Ростова.

– У меня дочь очень тяжело заболела, практически лишилась рассудка, и врачи говорят, что нет надежды на излечение. Как жить дальше?

– А жить дальше, дорогая, по-христиански. Я добавлю еще одну цитату: «Претерпевший до конца, тот спасен будет». «Претерпевший» и «до конца» – это две очень важные составляющие к спасению. У одних оказывается, что терпеть надо, а не хочется. А у вас появилась вторая составляющая: оказывается, до конца терпеть надо, а не так, что потерпим день-два, и хватит. Поэтому вы, неся крест, не забывайте, что вы не одна его несете, а вместе с Господом, и Церковь помогает его нести, будьте только ближе к ней. И, кроме того, мы ведь говорим сейчас не о чужих людях. Ведь это ваша дочь, и в том, что она такая, есть, наверное, и доля вашей вины? Ведь если мы будем унывать, считать себя ни в чем не виноватыми, это будет непродуктивный подход. А если мы будем признавать, как в вашей ситуации, что и мы к этому тоже имеем отношение, тут уже возникает продуктивное отношение: «Ну тогда, естественно, я буду терпеть; что посеяла, то и пожну. И за терпение и смирение Господь не взыщет с меня по полной».

Учитесь мыслить по-христиански

– Следующий вопрос задают из Ростовской области.

– Объясните, зачем же люди ходят в церковь, если они там не молятся, а смотрят, в какой одежде батюшка?

– Спасибо большое, что вы вернулись к этому вопросу с такой болью, я чувствую по голосу. Часто люди осуждают, оправдывая этим себя. Мы порой слышим: «Ну, что мы будем ходить в эту церковь, там такие расплохие священники». Знаете, наверное, немало недостатков у любого врача, педагога, пожарного, милиционера… Давайте сейчас от всего этого откажемся, не будем ни к кому обращаться и просто ввергнемся в хаос и саморазрушение.

Часто, обвиняя Церковь, люди ищут оправдание своему религиозному бездействию, религиозному формализму. Подумайте сами: «если я хочу спасти свою душу и я люблю Господа и стремлюсь к Нему, разве я буду отказываться добровольно от совершенно замечательных вещей – от рая, от вечного блаженства, потому что мне в Церкви кто-то или что-то не понравились»? Вот проверка веры – она есть или ее нет?

Во-вторых, нельзя обобщать. Не сложилось у тебя по-человечески где-то, не надо хлопать дверью и уходить. Ты найди сначала свои проблемы и попытайся их решить. Если люди ищут самооправдания своим страстям, с таким отношением нигде не найдешь себе места успокоения и места спасения.

– Слушаем звонок из Краснодара.

– Батюшка, как научиться объективно относиться к себе? Мое самоосуждение переходит в самоедство, что приводит к заниженной самооценке.

– Причина самоедства, как вы хорошо сказали, в прикрытой тонкой гордости. Человек, начиная в себе разбираться, необъективно видит всю реальность, начинает все усложнять.

Мы должны видеть свои недостатки, скорбеть и плакать о них, но никогда не терять веру во Христа и уверенность в спасении. В самоедстве проявляется эгоизм, только уже в другой составляющей: или я хороший и все могу, или я ничего не могу, потому что я самый плохой. «Я» тут не должно присутствовать – мы стоим с Господом и на Него уповаем. Ваше состояние – это потеря веры в этом вопросе.

– В нашей жизни грех осуждения становится как бы общественным явлением. Возникает вопрос – то негативное, что происходит вокруг, формирует в нас грех осуждения, или уже сформированный грех осуждения создает весь этот негатив? Как разорвать этот порочный круг?

– Конечно, первородный грех присутствует с рождения. И мы уже подливаем к разным цветочкам свои удобрения, сами взращиваем их. Но лучше-то рубить все грехи в корне. Не пытаться меньше познавать, меньше выяснять, меньше думать – так не получится, так нельзя. А надо саму форму мышления менять, вот в чем проблема – у нас очень часто отсутствует мировоззрение христианское, библейское. Главное – переключить наше внимание на исправление нашего мировоззрения. Читайте Священное Писание, учитесь мыслить по-другому. Как хорошо сказано у пророков, есть путь жизни и смерти. Если мы идем по пути смерти, как ни пытайся мелочи исправлять, это не исправляет сути. Надо выбрать путь жизни, и тогда все другое само по себе отпадает, когда мы начинаем мыслить по Писанию, по святоотеческим рассуждениям. И, мне кажется, это коренной шаг – менять мышление, открыть свои духовные глаза.

Как ты смотришь на мир: как христианин или как простой человек со всеми страстями и пороками? Поэтому важно приобретать осознанную веру. К этому всегда Господь нас призывал, и к этому призывает нас Церковь, которая работает над тем, чтобы люди вникали в суть вопросов, понимали проблематику всю, имели возможность по-другому все видеть. И давайте будем вместе бороться с собственной духовной черствостью.

© При использовании информации ссылка на СМИ
«Информационное агентство Екатеринбургской епархии»
(свидетельство о регистрации ИА №11-1492 от 29.05.2003) ОБЯЗАТЕЛЬНА.